2.3.2. Методика «Коммуникативная компетентность» Л. Мишельсона.

Проблема уверенного поведения важна для подростков, так как «ложится» на ведущую потребность подросткового возраста – потребность в общении со сверстниками. Хорошо сформированные коммуникативные умения и навыки помогают быстро решать конфликты, располагать к себе людей, слаженно работать в команде, оказывать людям поддержку.

Особенности понимания подростками коммуникативных ситуаций и выбора оптимальных способов поведения в них исследовались с помощью теста-опросника «Коммуникативная компетентность». Испытуемые должны были выбрать наиболее близкий им вариант поведения в различных коммуникативных ситуациях: вступления в контакт, принятия и оказания знаков внимания, справедливой и несправедливой критики, в ситуациях провокации и обращения с просьбой, требующих отказа или сочувствия и поддержки.

Проанализируем средние показатели испытуемых, входящих в группы, различающиеся уровнем устойчивости к употреблению ПАВ (Таблица №3, Рис. №1).

Таблица №3

Выбор зависимого, правильного и доминирующего поведения подростками с разным уровнем устойчивости к употреблению ПАВ, по методике «Коммуникативная компетентность» Л. Мишельсона (абс. значения и %).

стиль поведения

ГруппыУверенное поведениеЗависимое поведениеАгрессивное поведениеабс. знач.%абс. знач.%абс. знач.%»не рискующие»36456.214021.614422.21-я группа риска24651.311022.912425.82-я группа риска7652.83222.236253-я группа риска18252737.52737.5

Рисунок. 1

Стиль поведения подростков, принадлежащих к различным группам риска, по методике «Коммуникативная компетентность» Л. Мишельсона.

Исходя из полученных данных, мы можем говорить о том, что «не рискующим» подросткам в большей степени присущи уверенное поведение, позиция «на равных» в общении (56.2% ответов), тогда как агрессивное и зависимое поведение выбирается ими в 22.2% и 21.6% случаев соответственно.

В группе «потенциально готовых к пробе» показатели коммуникативной компетентности несколько ниже, чем в группе «не рискующих». 51.3% ответов характеризуют уверенную реакцию в различных ситуациях общения; наблюдается больше агрессивных (25.8%) и зависимых реакций (22.9%).

Интересно, что подростки 2-й группы риска (предположительно «совершившие пробу») показывают результаты, практически совпадающие с таковыми группы «не рискующих» подростков. Этот факт мы можем объяснить таким образом. Здесь, скорее всего, имеет место проба употребления наркотиков. Приобщение подростков к наркотикам и другим психоактивным веществам происходит в компаниях сверстников и тесно связано с реакцией группирования с ними; поэтому, чтобы остаться членом компании, подростку необходимо умение общаться, причем, уверенное поведение будет более востребованным, нежели зависимое, а тем более агрессивное. В 1-й группе риска («потенциально готовых к пробе») интерес поддерживается также сверстниками, поэтому у них достаточно высокие показатели уверенного поведения (51.3%).

В 3-й группе риска («аддиктивное поведение») показатели уверенного поведения гораздо ниже (25%), чем в других группах. Показатели зависимого и агрессивного поведения выше (по 37.5%), чем в остальных трех группах. В различных ситуациях общения такие подростки часто оказывают давление на собеседника или, наоборот, пассивны, неуверенны в себе, что мешает продуктивному общению с окружающими.

С помощью t – критерия Стьюдента мы определили, что показатели выбора правильных (компетентных) реакций «не рискующими» подростками и подростками 1-й и 3-й группы риска статистически значимо различаются (при р?0,05, р?0,01). Не обнаружено статистически значимых различий между показателями уверенного поведения в группе «не рискующих» и во 2-й группе риска (см. Приложение № 3.2.). Подсчет статистических различий средних показателей уверенного поведения в группах, различающихся степенью риска наркотизации см. в Приложении № 3.1, № 3.3.

Данные по 12 типам ситуаций в каждой из 4-х выделенных групп испытуемых представлены в Таблице №4.

Таблица №4

Выбор зависимого, уверенного и агрессивного поведения подростками, различающимися уровнем устойчивости к употреблению ПАВ, по 12 типам коммуникативных ситуаций (%).

Группы риска «не рискующие» 1-я группа риска 2-я группа риска 3-я группа риска
Стиль поведения

Коммуникативные уменияУв. Зав. Агр. Ув. Зав. Агр. Ув. Зав. Агр. Ув. Зав. Агр.1.Умение оказывать и принимать знаки внимания74.320.55.262.917.819.373.722.73.633.35016.72.Реагирование на справедливую критику46.724.229.135.213.551.351.822.325.9-16.783.33.Реагирование на несправедливую критику47.822.629.644.417.737.937.730.232.1-33.366.74.Реагирование на задевающие провоцирующие вопросы11.340.648.10.339.859.98.443.648-16.783.35.Умение обратиться к сверстнику с просьбой63.431.74.962.727.110.262.9298.116.766.616.76.Умение ответить отказом на чужую просьбу7.853.139.113.670.815.66.66429.4-33.366.77.Умение самому оказать сочувствие, поддержку50.537.212.341.737.32147.740.811.516.766.616.78.Умение принять сочувствие, поддержку15.3813.710.276.613.21080.49.6-83.316.79.Умение вступать в контакт45.936.517.643.224.83245.729.125.216.733.35010.Реагирование на попытку другого вступить в контакт21.854.823.417.480.12.522.451.126.533.366.7-11.Умение просить и принимать помощь47.542.310.244.543.711.840.636.123.383.316.7-12.Реагирование на собственный неуспех и успех другого33.315.650.130.921.247.937.630.232.25033.316.7

Обратимся к характеристике выборов стилей поведения в коммуникативных ситуациях «не рискующих» подростков.

Для них несложными, т. е. теми, в которых они готовы вести себя правильно, оказались ситуации, требующие от них умений оказывать и принимать знаки внимания (74.3%), реагировать на справедливую и несправедливую критику(46.7% и 47.8%), обратиться с просьбой (63.4%), оказать сочувствие и поддержку (50.5%), вступить в контакт (45.9%).

В ряде ситуаций они затруднились в выборе правильной линии поведения. Так, пассивную реакцию подростки демонстрируют в ситуациях, требующих умений ответить отказом на просьбу (53.1%), принять сочувствие и поддержку (81%), реагировать на попытку другого вступить в контакт (54.8%).

Наибольшую трудность у подростков вызвали ситуации реагирования на задевающие, провоцирующие вопросы (48.1%), а также реагирования на собственный неуспех и успех другого (50.1%). В них испытуемые оказываются склонными к агрессивному стилю поведения.

Таким образом, мы можем констатировать факт, что в группе «не рискующих» подростков выборы в большей степени оказываются смещенными в сторону уверенного стиля поведения, чем зависимого и агрессивного.

В остальных трех группах риска сохраняется та же тенденция, но показатели уверенного поведения снижаются, а зависимого и агрессивного – увеличиваются.

Так, подростки 1-й группы риска показали компетентную реакцию в ситуациях, требующих умения оказывать и принимать знаки внимания (62.9%), обратиться к сверстнику с просьбой (62.7%), вступить в контакт (43.2%).

Зависимый тип поведения подростки выбрали в ситуациях, где требуется ответить отказом на просьбу (70.8%), принять сочувствие (76.6%), среагировать на попытку другого вступить в контакт (80.1%).

В ситуациях реагирования на справедливую критику (51.3%), на провоцирующие вопросы (59.9%), на собственный неуспех и успех другого (47.9%) «потенциально готовые к пробе» подростки демонстрируют агрессивные реакции.

На грани уверенного и зависимого стилей поведения оказались такие их умения, как умение самому оказать поддержку (41.7% и 37.3%) и умение просить и принимать помощь (44.5% и 43.7% соответственно).

Подростки 2-й группы риска ведут себя адекватно в ситуациях, требующих умений оказывать и принимать знаки внимания (73.7%), реагировать на справедливую критику (51.8%), обратиться к сверстнику с просьбой (62.9%), вступить в контакт (45.7%).

В ситуациях, которые требуют от подростков умений ответить отказом на просьбу (64%), принять сочувствие (80.4%), реагировать на попытку другого вступить в контакт (51.1%), они показывают зависимую реакцию.

Сложным для подростков, предположительно «совершивших пробу», оказалось реагирование на задевающие, провоцирующие вопросы: 48% из них показывают склонность к агрессивному поведению.

Представляется интересным рассмотреть результаты подростков 3-й группы риска («аддиктивное поведение»). Многие их реакции в различных ситуациях общения относятся к зависимому и агрессивному стилям поведения. Подростки с аддиктивным поведением оказывают давление на собеседника в таких коммуникативных ситуациях, требующих умений: реагировать на справедливую и несправедливую критику (83.3% и 66.7%); реагировать на задевающие, провоцирующие вопросы (83.3%); ответить отказом на чужую просьбу (66.7%); вступать в контакт (50%).

Зависимое поведение у них наблюдается в ситуациях, требующих следующих умений: оказывать и принимать знаки внимания (50%); обратиться к сверстнику с просьбой (66.6%); самому оказывать сочувствие, поддержку (66.6%); принимать сочувствие, поддержку (83.3%); реагировать на попытку другого вступить в контакт (66.7%).

Правильные, уверенные реакции подростки 3-й группы демонстрируют в ситуациях, требующих актуализации следующих умений: просить и принимать помощь (83.3%), реагировать на собственный неуспех и успех другого» (50%). Укажем, что данные умения у подростков первых трех групп риска находятся на грани правильного и неуверенного стилей поведения.

Подчеркнем, что в выборе правильной стратегии поведения в ситуациях, требующих умения реагировать на задевающие, провоцирующие вопросы, подростки всех четырех групп затруднились. Ни в одной из указанных групп нет преобладания правильных ответов (41.8%, 59.9%, 48%, 83.3% агрессивных реакций по четырем группам). Можно предположить, что неумение подростков реагировать на задевающее провокационное поведение – это результат присутствующего у подростков запрета на выражение собственных чувств, незнания определенных прав личности и несформированности конкретных навыков реагирования.

Реакции в ситуации «Умение самому оказать сочувствие, поддержку» преимущественно уверенные (50.5%, 41.7%, 47.7%), а в ситуации «Умение принять сочувствие, поддержку» – зависимые (81%, 76.6%, 80.4%, 83.3%). Подростки, оказывая поддержку, демонстрируют зависимое поведение по типу отрицания проблемы. Умение вступать в контакт у большинства подростков 1, 2, 3 групп выражено в правильной форме (45.9%, 43.2%, 45.7%), однако велик процент зависимого поведения в группе «не рискующих» подростков (36.5%); агрессивного поведения в 1-й группе риска; зависимого и агрессивного поведения во 2-й группе риска (29.1% и 25.2% соответственно). В ситуациях, требующих умения реагировать на попытку другого вступить в контакт, испытуемые демонстрируют склонность к зависимым реакциям (54.8%, 80.1%, 51.1%, 66.7% соответственно в четырех группах риска).

Интересно, что необходимость реагировать на собственный неуспех и успех другого актуализирует агрессивные реакции у подростков 1-й группы риска (47.9%) и у большинства «не рискующих» подростков (50.1%), тогда как подростки 2-й группы риска чаще выбирают уверенные ответы (37.6%).

Исходя из вышесказанного, можем сделать вывод о том, что подростки, не входящие в группы риска, отличаются от рискующих тем, что они лучше ориентируются в ситуациях общения и чаще выбирают оптимальные варианты поведения в них.

2.3.3. Методика «Диагностика коммуникативно-характерологических особенностей личности» (Л. И. Уманский, И. А. Френкель, А. Н. Лутошкин, А. С. Чернышов).

Коммуникативная компетентность подростков проявляется не только в умении адекватно воспринимать ситуации общения и выбирать правильные стратегии поведения в них, но и в знаниях особенностей своей личности. Особое значение имеет способность адекватно оценивать свои качества, необходимые для установления оптимальных взаимоотношений с окружающими людьми.

Самооценка (СО) и экспертная оценка (ЭО) базовых особенностей личности подростков, актуализирующихся в процессе общения, изучалась нами с использованием методики «Диагностика коммуникативно-характерологических особенностей личности» (Л. И. Уманский, И. А. Френкель, А. Н. Лутошкин, А. С. Чернышов).

Экспертную группу в средней общеобразовательной школе №2 г. Орла составили: Сидякина О. М. – классный руководитель 7 «А» класса, Самойленко Е. Н. – классный руководитель 7 «Б» класса, Нестерова О. И. – учитель истории 7 «А», «Б» классов.

Экспертную группу в средней общеобразовательной школе №1 п. Чернь Тульской области составили: Лобода Л. Л. – классный руководитель 8 «Б» класса, Ерохина Л. П. – классный руководитель 8 «Г» класса, Маймусова О. В. – учитель математики 8 «Б», «Г» классов.

Экспертная оценка производилась путем сопоставления независимых экспертных оценок по каждому из «блоков» исследуемых личностных качеств.

Учащиеся и эксперты оценивали проявление качеств, необходимых в процессе общения, которые объединены в следующие блоки:

А. Черты характера, выражающие направленность личности.

Б. Интеллектуальные черты характера.

В. Волевые черты характера.

Г. Эмоциональные черты характера.

Е. Черты характера, выражающие отношение к другим людям.

Ж. Черты характера, выражающие отношение к самому себе.

Было получено два ряда показателей:

  • Самооценка коммуникативно-характерологических особенностей личности подростков (СО), принадлежащих различным группам риска.
  • Экспертная оценка коммуникативно-характерологических особенностей личности подростков (ЭО) различных групп риска.
  • Таблицу индивидуальных значений по методике «Диагностика коммуникативно-характерологических особенностей личности» см. в Приложении №2.3. Профили коммуникативно-характерологических особенностей личности подростков различных групп риска представлены в Таблице №5 текста и в Приложении № 2.4.

    Рассмотрим средние показатели самооценки и экспертной оценки коммуникативно-характерологических особенностей личности подростков различных групп риска.

    Таблица №5

    Средние показатели самооценки (СО) и экспертной оценки (ЭО) коммуникативно-характерологических особенностей личности подростков различных групп риска.
    Блок качеств

    Группа рискаАБВГЕЖСОЭОСОЭОСОЭО