2.3.4. Тест «Коммуникативные и организаторские способности» (КОС).

Коммуникативные способности являются необходимым свойством коммуникативной деятельности человека. Целью нашего исследования является изучение особенностей коммуникативной компетентности подростков, поэтому мы не будем рассматривать организаторские способности, а остановимся на рассмотрении коммуникативных. Таблицу индивидуальных значений по тесту КОС см. в Приложении №2.5.

Рассмотрим распределение подростков различных групп риска по уровням проявления коммуникативных способностей (Таблица №7 и Рис. №7).

Таблица №7

Уровень Проявления Коммуникативных способностей у подростков различных групп риска по методике КОС (абс. зн и в %).

уровень

Группынизкийниже среднегосреднийвысокийочень высокийкол-во%кол-во%кол-во%кол-во%кол-во%не рискующие13.7311.1725.9622.21037.11-я группа риска630525152106302-я группа риска116.7—116.7466.6—3-я группа риска—266.7133.3—-

Коммуникативные способности в группе «не рискующих» подростков находятся в основном на среднем, высоком и очень высоком уровнях: 25.9%, 22.2% и 37.1% соответственно, т. е. показатели смещены в сторону высоких значений. В 1-й группе риска – на низком, ниже среднего и очень высоком (30%, 25% и 30% соответственно). Во 2-й группе риска – на высоком (66.6%); в 3-й группе риска – на уровнях ниже среднего (66.7%) и среднем (33.3%).

Процентное соотношение средних показателей уровня проявления коммуникативных способностей у подростков различных групп риска см. на Рис. №7.

Рисунок №. 7

Средние показатели уровня Проявления Коммуникативных способностей у подростков различных групп риска по методике КОС (%).

Отметим, что очень высокий уровень проявления коммуникативных способностей характерен только для «не рискующих» подростков и подростков 1-й группы риска (во 2-й и 3-й группах риска нет ни одного ответа, соответствующего очень высокому уровню).

Подростки 2-й группы риска (предположительно «совершившие пробу») имеют более высокие показатели коммуникативных способностей, чем подростки 1-й группы риска («потенциально готовые к пробе»). Очевидно, это связано с ситуацией пробы в кругу сверстников. Отметим, что по методике «Коммуникативная компетентность» Л. Мишельсона подростки 2-й группы риска также показали более высокие показатели, чем подростки 1-й группы.

Подростки 3-й группы риска («аддиктивное поведение») показывают уровень коммуникативных способностей ниже среднего: им нелегко устанавливать контакты с окружающими, осваиваться в новом коллективе, проявлять инициативу, трудно постоянно находиться среди людей.

Таким образом, у подростков, принадлежащих к группе «не рискующих», обнаружен более высокий уровень проявления коммуникативных способностей, чем у подростков групп риска; тем самым, им легче простраивать свою коммуникативную деятельность.

Выводы.

Произведенный нами анализ литературы, посвященной проблеме детско-подростковой наркомании, позволяет утверждать, что одним из факторов возникновения склонности к зависимости от ПАВ является низкий уровень коммуникативной компетентности личности. В свою очередь, коммуникативную компетентность можно рассматривать как средство раскрытия ресурсов личности, реализации жизненного предназначения. Умение правильно воспринимать различные ситуации общения и взаимодействия, выбирать оптимальные варианты поведения в них, а также способность адекватно оценивать свои качества, необходимые в процессе общения, составляют основание этого важного личностного образования. Важными в процессе установления и поддержания оптимальных отношений с другими являются коммуникативные способности.

Исходя из этого, наше экспериментальное исследование было посвящено изучению коммуникативной компетентности подростков, входящих в группы, различающиеся по степени риска наркозависимости.

На начальном этапе нашего исследования было выявлено, что весь массив испытуемых можно распределить по четырем группам, в зависимости от их устойчивости к употреблению ПАВ. Причем, степень риска наркотизации увеличивается от первой к третьей группе риска.

Первую группу («не рискующих») составили 48.2% испытуемых. Важно подчеркнуть, что в основном в ней оказались девочки. Эту группу характеризует адекватное поведение в ситуации риска (пробы), когда проба, если она и имеет место, то осуществляется в силу природного любопытства. В данном случае, пробуя наркотик, подросток пробует именно наркотик (а не ситуацию, или новую роль и т. п.), он ощущает его воздействие на организм. Как правило, в таком случае ничего привлекательного в употреблении подобного рода препаратов он не находит и принимает решение о ненужности наркотиков для него.

Вторую группу («1-ю группу риска») составили 35.7% испытуемых. Для этой группы характерны избегающий (в момент пробы осуществляется поиск определенного эффекта от употребления наркотика для компенсации внутренних дефицитов) или преодолевающий (в момент пробы происходит компенсация дефицита самочувствия и одновременно ощущения бедности внешней среды) тип поведения. Реализация одного из этих типов поведения делает подростка «потенциально готовым» к совершению пробы.

Третью группу («2-ю группу риска») составили 10.7% испытуемых. Для испытуемых этой группы характерен активный интерес к сфере наркотиков.

Четвертую группу («3-ю группу риска») составили 5.4% испытуемых. Можно предположить, что подросток, попавший в эту группу, принадлежит к асоциальной группе и реализует аддиктивное поведение.

Третью и четвертую группы в основном составили мальчики.

Таким образом, наши испытуемые в своем большинстве оказались в достаточно благополучных группах («не рискующие» и «1-я группа риска»).

Исследование особенностей коммуникативной компетентности подростков, различающихся уровнем своей устойчивости к употреблению ПАВ, позволило получить следующую картину.

«Не рискующие» подростки имеют более высокие показатели коммуникативной компетентности, чем подростки групп риска, более высокий уровень проявления коммуникативных способностей. Они чаще выбирают уверенное поведение, позицию «на равных» в различных ситуациях общения. «Не рискующие» умеют адекватно реагировать на критику, обратиться с просьбой, оказать сочувствие и поддержку, вступить в контакт с другими людьми. Таким образом, им легче простраивать свою коммуникативную деятельность. Самооценка личностных качеств, необходимых в процессе общения, этих испытуемых более высокая, чем самооценка рискующих подростков. В то же время, оценка таких качеств окружающими (в нашем исследовании – экспертную оценку давали учителя) еще выше.

В группе подростков, «потенциально готовых к пробе», показатели коммуникативной компетентности ниже, чем в группе «не рискующих». Наблюдается больше агрессивных реакций (особенно в ситуациях, требующих умений реагировать на справедливую критику, вступать в контакт, реагировать на собственный неуспех и успех другого). Однако умение ответить отказом на чужую просьбу подростками 1-й группы риска демонстрируется чаще, чем «не рискующими». Коммуникативные способности этой группы испытуемых находятся на низком и ниже среднего уровнях. Подростки испытывают определенные трудности в установлении контактов с другими людьми. У подростков 1-й группы риска самооценка личностных качеств, востребованных в процессе общения, выше, чем экспертная оценка. И подростки, и эксперты указывают на выраженность таких «эмоциональных черт характера», как веселость, бодрость, раздражительность.

Подростки, предположительно «совершившие пробу», демонстрируют более уверенное поведение, чем «потенциально готовые к пробе», у них в меньшей степени выражена готовность к доминирующему стилю поведения в ситуациях общения. Эти испытуемые обнаружили более высокий уровень коммуникативных способностей, чем подростки 1-й группы риска. Этот факт объясняется существованием так называемого социального фактора употребления наркотиков: чтобы остаться членом компании, в которой употребляются наркотические вещества, подростку необходимо умение общаться. В реагировании на справедливую критику, на собственный неуспех и успех другого подростки 2-й группы риска более компетентны, чем «не рискующие». Испытуемые этой группы риска более адекватно оценивают свои личностные качества, чем подростки 1-й и 3-й групп риска: их самооценка немного выше экспертной оценки.

Показатели коммуникативной компетентности подростков 3-й группы риска крайне низкие. Многие реакции в различных ситуациях общения имеют характер зависимых и агрессивных. Такие подростки в процессе общения оказывают давление на собеседника или, наоборот, пассивны, неуверенны в себе, что мешает продуктивному взаимодействию с окружающими. Подростки с аддиктивным поведением демонстрируют уровень коммуникативных способностей ниже среднего: им нелегко устанавливать контакты с окружающими, осваиваться в новом коллективе, проявлять инициативу, находиться среди людей. Их самооценка коммуникативных качеств ниже, чем в других группах риска. В то же время, экспертная группа оценила многие личностные качества таких подростков еще ниже. Представленные результаты свидетельствуют о недостаточной сформированности и адекватности оценки подростками 3-й группы риска своих качеств, необходимых в процессе общения с окружающими.

Таким образом, сформулированные нами гипотезы подтвердились:

Подростки, не входящие в группы риска наркозависимости, отличаются большей коммуникативной компетентностью, чем «рискующие».

«Не рискующие» лучше ориентируются в ситуациях общения и чаще выбирают оптимальные варианты поведения в них. Они отличаются более высоким уровнем сформированности коммуникативных качеств и более адекватной их оценкой, чем входящие в группы риска.

Исходя из вышесказанного, заключим, что профилактика злоупотребления ПАВ подростками может быть направлена на формирование системы умений и навыков подростков, составляющих основание их коммуникативной компетентности.

Рекомендации.

Результаты проведенного нами исследования дают основание утверждать, что подростки нуждаются в специально организованной помощи в становлении их коммуникативной компетентности с тем, чтобы они могли решать задачи своего развития, преодолевать трудности, возникающие в значимой для них сфере общения, без обращения к наркотикам.

Большое число исследователей указывает на то, что приоритетом первичной профилактики употребления ПАВ на сегодняшний день выступает создание позитивных профилактических программ, ориентированных не на проблему и ее последствия, а на освоение и раскрытие ресурсов личности, поддержку растущего человека и помощь ему в реализации жизненного предназначения (Дудко Т. Н., Вострокнутов Н. В., Гериш А. А. и др.).

В этой связи мы разработали экспериментальный профилактический курс «Уверенно в мир», целью которого в самом общем виде является оказание помощи подросткам в прохождении этого сложного этапа жизненно цикла.

Исходя из того, что детерминантой личностного развития в подростковом возрасте выступает общение, мы предположили, что профилактика употребления ПАВ должна быть направлена на формирование системы умений и навыков подростков, составляющих основание коммуникативной компетентности.

Именно коммуникативная компетентность подростков выступает тем фактором, который может способствовать или препятствовать организации ими эффективного взаимодействия с окружающими, достижению поставленных целей и задач, благополучному разрешению встающих на жизненном пути проблем, расширять или ограничивать круг общения, и в конечном счете – достигать или не достигать внутреннего состояния самореализованности, которое выступает критерием общей успешности человеческой жизни.

В этой связи мы можем сформулировать Цель разработки и реализации профилактического курса «Уверенно в мир»:

Повышение коммуникативной компетентности подростков как фактора устойчивости к употреблению ПАВ.

Поставленная цель предполагает решение следующих Задач:

  • Развитие коммуникативных качеств подростков.
  • Формирование представления о зависимости от ПАВ, механизмах и формах ее проявления.
  • Развитие у учащихся способности к распознаванию и оценке рискованных ситуаций.
  • Приобретение подростками навыков уверенного и ответственного поведения в различных коммуникативных ситуациях.
  • Знакомство со способами преодоления трудных жизненных ситуаций, альтернативных употреблению ПАВ.
  • В ходе занятий учащиеся получают опыт межличностного взаимодействия, становятся более компетентными в сфере общения.

    В группе участник может активно экспериментировать с различными стилями общения, осваивать и отрабатывать новые, не использованные ранее коммуникативные умения и навыки. Это значит, повышается его устойчивость к наркогенному соблазну, отпадает необходимость в обращении к одурманиванию как способу решения проблем общения.

    Подробное содержание профилактической программы “Уверенно в мир” и принципы её организации в форме факультативного экспериментального образовательного курса см. в Приложении №5.

    Заключение.

    Наша работа была посвящена исследованию коммуникативной компетентности подростков с различным уровнем устойчивости к употреблению ПАВ.

    Нами был произведен теоретический анализ проблемы становления коммуникативной компетентности в подростковом возрасте. Были рассмотрены подходы к трактовке общения. Показано, что проблема общения – одна из центральных в психологии.

    Подростковый возраст традиционно считается одним из самых сложных в жизни человека. Ведущей деятельностью этого периода является интимно-личностное общение со сверстниками. Поэтому немалую роль в этом возрасте играет коммуникативная компетентность, проявляющаяся в правильном восприятии различных ситуаций общения и выборе оптимальных вариантов поведения в них, а также в адекватной оценке подростками своих качеств, необходимых в процессе общения с людьми.

    Коммуникативную компетентность нельзя считать константной личностной характеристикой и представлять ее как замкнутый индивидуальный опыт. Она возрастает по мере освоения личностью культурных, социально-нравственных эталонов и закономерностей социальной жизни в ее развитии.

    В этой связи представляется возможным и необходимым создание оптимальных условий для становления коммуникативных качеств подростков. Целенаправленно решать поставленную задачу можно разными путями. Один из них – организация участия подростков в специализированном образовательном курсе, способствующем становлению коммуникативной компетентности учащихся и, посредством этого, – повышению устойчивости к употреблению ПАВ.

    Традиционно профилактика наркозависимости строилась на информировании о вреде употребления ПАВ, раскрывались негативные последствия зависимости от наркотиков. В настоящее время произошла переориентация с информационной модели (устрашающей) – к позитивной.

    В соответствии с этой тенденцией работа по первичной профилактике должна быть направлена на формирование таких установок личности, при которых наркотик не является ценностью; на формирование личной ответственности за свое поведение; на сдерживание вовлечения детей и молодежи в прием наркотических средств за счет пропаганды здорового образа жизни.

    Чрезвычайно важным в этой связи является организация методически правильной профилактической работы с подростками. От этого зависит результат, цена которого – здоровье и жизнь подрастающего поколения, а значит, и будущее нашей страны.

    Литература:

  • Андреева Г. М. Социальная психология. – М., 2002;
  • Башкатов И. П. Социально-психологические особенности развития криминальных групп подростков // Психология и профилактика асоциального поведения несовершеннолетних / Под ред. С. А. Беличевой. – Тюмень, ТГУ, 1985;
  • Бодалёв А. А. Личность и общение. Избранные психологические труды. – М., 1983;
  • Бодалёв А. А. Психология общения. Избранные психологические труды. – М. – Воронеж, 1996;
  • Божович Л. И. Личность и ее формирование в детском возрасте. – М., 1968;
  • Божович Л. И. Психологические особенности развития личности подростка. – М., 1979;
  • Бойко А. Ф. Не ждите первого звонка. – М., 1998;
  • Буева Л. П. Человек: Деятельность и общение. – М., 1978;
  • Буянов М. В. Размышление о наркомании. – М., 1990;
  • Ведищева М. М., Рыбакова Л. П., Цетлин М. Г. Ранняя профилактика наркотизма: проблемы и подходы к их решению // Педагогика. – 1997. — №1;
  • Выготский Л. С. Развитие высших психических функций. – М., 1960;
  • Гарифуллин Р. Р. Скрытая профилактика наркомании. – М., 2002;
  • Градов Л. И. Что такое победа над собой. – М., 1981;
  • Григорьева Т. Г., Линская Л. В., Усольцева Т. П. Основы конструктивного общения. – М., 1997;
  • Добрович А. Б. Воспитателю о психологии и психогигиене общения. – М., 1987;
  • Дубровина И. В. Психологическая реабилитация детей и подростков. – Калуга, 1994;
  • Дубровина И. В., Андреева А. Д., Данилова Е. Е., Толстых Н. Н., Юферева Т. П. Мироощущение подростков и старшеклассников: Психологический мониторинг. – М., 1996;
  • Емельянов Ю. Н. Теория формирования и практика совершенствования коммуникативной компетентности. – Л., 1990;
  • Желдак И. Практикум по групповой психотерапии детей и подростков с коррекцией семейного воспитания. – М., 2001;
  • Жуков Ю. М., Петровская Л. А., Растянников П. В. Диагностика и развитие компетентности в общении. – М., 1990;
  • Золотнякова А. С. Проблемы психологии общения: Социальный и личностный типы общения, их профессиональные, познавательные и генетические аспекты. – Ростов-н/Д., 1976;
  • Ильин Г. Л. Некоторые вопросы психологии общения // Вопросы психологии. – 1986. — №5;
  • Каган М. С. Мир общения. – М., 1988;
  • Казнова Г. В. Взаимосвязь общественно-полезной деятельности и общения подростков // Вопросы психологии. – 1983. — №3. — С. 40-45;
  • Клаков С. А. Психотерапия и психопрофилактика аддиктивного поведения у подростков. – М., 1996;
  • Ключников С. Искусство управления собой. — СПб., 2001;
  • Козлов А. А., Бузина Т. С. Психологические особенности больных наркоманией // Неврология и психиатрия. — 1999. — №10. — С. 14-19;
  • Колесов Д. В. Предупреждение вредных привычек у школьников. – М., 1982;
  • Колмогорова Т. С. Диагностика и психологическая культура школьников. – М., 2002;
  • Кон И. С. Психология ранней юности. – М., 1989;
  • Куницына В. Н. Трудности межличностного общения. – С-Пб., 1991;
  • Курек А. С. Медико-психологический подход к диагностике повышенного риска заболевания наркоманией у подростков и коррекция их эмоциональных нарушений // Вопросы наркологии. — 1993. — №1. — С. 66-71;
  • Курек А. С. О взаимосвязи эмоциональной экспрессии и потребления ПАВ в диадах мать-дочь // Психологический журнал. — 1996. — №1. — С. 128-137;
  • Лабунская В. А. Менжерицкая Ю. А. Бреус Е. Д. Психология затруднённого общения. – М., 2001;
  • Лабунская В. А. Невербальное поведение. – Ростов-н/Д., 1986;
  • Леонтьев А. А. Психология общения. – М., 1974;
  • Леонтьев А. Н. Деятельность. Сознание. Личность. – М., 1975;
  • Лидерс А. Г. Психологический тренинг с подростками. – М., 2003;
  • Лисина М. И. Проблемы общей, возрастной и педагогической психологии. – М., 1978;
  • Личко А. Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков. – М., 1983;
  • Личко А. Е., Битенский В. С. Подростковая наркомания. – Л.,1991;
  • Ломов Б. Ф. Общение и социальная регуляция поведения индивида / Психологические проблемы социальной регуляции поведения. – М., 1976;
  • Макеева А. Г. Не допустить до беды: Пед. профилактика наркотизма школьников / Под ред. М. М. Безруких. – М., 2003;
  • Мелибурда Е. Л. Ты-мы: Психологические возможности улучшения общения. – М., 1986;
  • Мир детства, Подросток. – М., 1982;
  • Мудрик А. В. Общение как фактор воспитания школьников. — М., 1984;
  • Наркомания / Под ред. А. Н. Гаранского. – М., 2002;
  • Наш проблемный подросток. – С-Пб., 1999;
  • Обухова Л. И. Возрастная психология. – М., 1998;
  • Петракова Т. И., Лимонова Д. Л., Меньшикова Е. С. Ситуационная мотивация употребления наркотиков у подростков // Вопросы психологии. — 1999. — №5. — С. 31-36;
  • Петровская Л. А. Компетентность в общении. – М., 1989;
  • Петровский А. В., Ярошевский М. Г. Психология. Словарь. – М., 1990;
  • Петрусинский В. В. Игры-обучение, тренинг, досуг. – М., 1984;
  • Поварницына Л. А. Психологический анализ трудностей общения. – М., 1987;
  • Предупреждение подростковой и юношеской наркомании / Под ред. С. В. Березина, К. С. Лисецкого. – М., 2001;
  • Профилактика злоупотребления психоактивными веществами / Под ред. В. И. Фомина. – М., 2002;
  • Психология современного подростка / Под ред. Д. И. Фельдштейна. – М., 1987;
  • Реан А. А. Психология подростка. – М., 2003;
  • Рогов Е. И. Настольная книга практического психолога в образовании. – М., 1996;
  • Рождественская Н. А. Как понять подростка. – М., 1995;
  • Романова О. Л. Первичная профилактика наркотических заболеваний у детей // Вопросы наркологии. – 1993. — №3;
  • Руденский Е. В. Социальная психология. – М., Новосибирск, 1999;
  • Соколова В. Н., Юзефович Г. Я. Отцы и дети в меняющемся мире. – М., 1991;
  • Спрангер Б. Ключевые принципы построения профилактических проблем для подростков // Вопросы наркологии. – 1993. — №3;
  • Степанов В. Г. Психология трудных школьников. – М., 1997;
  • Учителям и родителям о психологии подростка / Под ред. Т. Г. Арканова. – М., 1990;
  • Фельдштейн Д. И. Проблемы возрастной и педагогической психологии. – М., 1995;
  • Фельдштейн Д. И. Психологические аспекты изучения современного подростка // Вопросы психологии. – 1985. — №1;
  • Фельдштейн Д. И. Психология воспитания подростка. – М., 1978;
  • Хасан Б. И. Образование в области профилактики наркозависимости и других аддикций / Хасан Б. И., Дюндик Н. Н., Федоренко Е. Ю. и др. – Красноярск, 2003;
  • Хомик В. С. программа предупреждения вредных привычек у школьников США // Вопросы психологии. – 1989. — №1;
  • Эльконин Д. Б. Возрастные и индивидуальные особенности младших подростков. – М., 1991.
  • 1 2 3 4 5 6 7